+7 (495)420-15-00
Москва, ул. Академика Капицы, д.12
Понедельник - пятница, с 9:00 до 17:00

Из чего делают книги

Пономарёва Е.А.,
кандидат филологических наук, 
хранитель отдела книжных фондов 
в Государственном музее 
А.С. Пушкина (Москва)

О тряпичной бумаге

   Как вы думаете, может ли выложенный в интернете текст книги или даже её электронная копия заменить саму книгу в обложке или переплёте – новенькую, ещё пахнущую типографской краской? Или старую – потрёпанную, зачитанную, с пометами и закладками владельца? А может быть, вы непременно желаете перелистывать страницы, рассматривать обложки, титульные листы, иллюстрации, типографские украшения и шрифты? Вы стремитесь проникнуть не только в замысел автора литературного произведения или статьи, но и художника, издателя, редактора, типографа – одним словом, всех тех, кто создаёт книгу? Книга для вас – произведение искусства, и вам интересно, какими были печатные издания век или два назад? Тогда наш рассказ – для вас, любители и читатели бумажных книг!

  И ключевое слово здесь – «бумажных», потому что именно изобретение замечательного универсального материала для письма, рисования, упаковки и печати – бумаги – во многом способствовало распространению книгоиздания во всём мире. Долгое время – со второго века до н.э. и вплоть до последней четверти первого тысячелетия нашей эры – китайцы сохраняли секрет изготовления бумаги. В VII в. тайну производства бумаги открыли в Корее и Японии, через полтора века – на Ближнем Востоке, а в Европе первые бумажные мельницы появились в XI столетии.

   До середины XIX век бумага называлась тряпичной, потому что сырьём для неё служило тряпьё различных тканей, то есть ветошь. В Москве старое название сохранила улица Ветошный ряд, где продавали тряпьё, в том числе и для бумажных мельниц. В Китае основой производства бумаги был шёлк, позже – пенька. В России использовали хлопчатку (слово «бумага» предположительно происходит от итал. bambagia – «хлопок») и лён, реже – щетину, шерсть, шёлк.

   Чем более изношенной была ветошь, тем легче было её изрубить на мелкие кусочки и сварить однородную бумажную массу. Процесс изготовления бумаги вручную был довольно сложным, и самым важным был момент, когда мастер из чана вычёрпывал будущий лист. Формы представляли собой редкие проволочные сетки с прикреплёнными к ним проволочными же цифрами, буквами, вензелями хозяев бумажных фабрик, гербами, изображениями животных, птиц, растений, людей, небесных тел. На высушенных листах оставались водяные знаки сеток и рисунков, которые называются филигранями. Именно по ним на просвет иногда можно определить, когда, где, на чьей мельнице и даже каким мастером был отлит лист.

   Бумажных заводов, или фабрик, в 1825 году было 87. Здесь производили (отливали) бумагу для печати, техническую и писчую. Высшего качества была почтовая писчая бумага, которая обязательно должна была быть однократно или многократно проклеенной, лощёной и гладкой, чтобы на ней не расплывались чернила. Типографская краска была плотнее чернил, поэтому бумагу для печати можно было меньше лощить и не проклеивать. Её цвет зависел от цвета сырья. Поэтому она могла быть желтоватого или слабого кофейного оттенка, серая (обычно из плохого сырья), голубоватая. Чаще всего бумагу для печати не белили и не окрашивали.

   Правда, иногда небольшая часть тиража книги печаталась на другой, лучшей бумаге. Эти особенные экземпляры предназначались для подарков и для продажи по более высокой цене. В 1757 году века в Англии Д. Баскервиль изобрёл формы со сплошной сеткой, не оставлявшей отпечатка на листе, с помощью которых он отливал плотную, гладкую, шелковистую бумагу, похожую на пергамент. Эту превосходную бумагу назвали веленевой (от франц. velin – «тонко выделанная кожа»). На нижних обложках книг начала XIX века можно прочитать объявления о продаже экземпляров на простой и на веленевой бумаге. А в больших библиотеках и музеях вы увидите (если, конечно, повезёт) особенные экземпляры на веленевой бумаге, нередко пронумерованные автором и с вписанными или напечатанными именами тех, кому предназначались подарки.

   Размер бумажного листа определял и размер книги. Если текст книги располагался на каждой половине листа, такой формат назывался фолио, или ин-фолио, и обозначался 2º, то есть «во вторую долю листа». Слово «фолиант» – книга большого формата – произошло от лат. folium, «лист». Если складывать лист вчетверо, получится формат ин-кварто, 4º, в четвёртую долю листа. Печатались книги «в осьмушку», ин-октаво, 8º. Третье издание романа А.С. Пушкина «Евгений Онегин», напечатанное в 1837 году, было миниатюрным – форматом в 32-ю долю листа.

   Ни для кого не секрет, что подробности культуры и быта ушедших эпох помогают нам приблизиться к прошлому и лучше понять реалии литературных произведений, где упоминаются эти бытовые детали.

  Приведу один пример. Зачем Пушкину в романе «Евгений Онегин» понадобилось уточнять, какого формата были рукописные альбомы у светских красавиц?

«Когда блистательная дама

Мне свой in-quarto подаёт,

И дрожь и злость меня берёт,

И шевелится эпиграмма

Во глубине моей души,

А мадригалы им пиши!»

   Наверное, в альбоме большого формата – in-quarto, в четвёртую долю листа, – и мадригал должен быть длиннее, чем в распространённые в первой трети XIX века альбомы в «осьмушку» или в 16º.